Бог в нравственном мире

Да воспоет иной, с Клопштоком и Мильтоном,
Миров и ангелов творца;
Или ко Всецарю, в мольбе, псаломским тоном,
Свое и наше воскрилит сердца:
Природы в чудесах Его изображает,
Величием Его наш разум поражает.

Я в мире нравственном Содетеля пою.
Не нужно отлетать мне в сферы неизвестны:
Земля, на коей мы дышим, — феатр нетесный,
Где узрю, Господи, премудрость я Твою!
В деяньях, в помыслах искать Тебя я буду,
И в заблуждениях людских.
Ты Сам невидимо присутствуешь повсюду;
Все к исполнению намерений Твоих!

Тобой рождаются, цветут, падут народы.
Что пало, вновь взойдет, и плод даст, что цвело.
Из свитка вечности Ты развиваешь годы,
Несущи благо нам и зло.
Зло? — но оно таким для нас, для малозрящих!
Противно детям так целебно питие,
Чем против воли их, в болезнях, им грозящих,
Блюдут родители их нежно бытие.

Из нечетов лишь чет, из хаосов порядок.
Сии Ты всем вещам законы начертал!
Ты хочешь, чтоб покой был утружденным сладок,
И да не пожнет тот, кто нивы не вспахал.
В трудах и бедствиях лишь доблесть познается,
И мудрость лишь одним неленостным дается.

Но если видится нам злобы торжество,
Неправосудие коль правду угнетает,
Лукавство простоте коль сети соплетает,
Коль жертва сильного слабейше существо, —
Злодеев счастию завидовать не будем!
Земные благи все оставим в их руках:
Недостает сим жалким людям
Первейшего из благ —
Спокойствия души и сердца неукорна.

Блажен, владеющий сокровищем таким!
Он, если бы и пал плачевной жертвой злым,
Ему и смерть триумф,- им жизнь гнусна, позорна.
Их души под бичом Твоим.
Незримые Твои удары настигают
Повсюду их. Вотще от оных убегают,
Жегомой совестью душе ища прохлад
В стяжаньях, в роскошах и в шуме ложной славы:
Им всяко место, всякий час им ад,
Коль путь оставлен ими правый.
Но тот, кто столько зол, что совесть заглушил,
Наказан самою бесчувственностью будет.
Помрет он скотски, так как жил,
И заслуженного в сем мире не избудет
Ни злой, ни добрый человек.

Откуда мы пришли, куда пойдем, — не знаем;
Но не без Бога наш земной проходит век.
Не глас ли Божий мы в самих себе внимаем,
Глас одобрений и упрек?
Не Богом ли самим в нас светит разум здравый,
Сквозь мрак безумия, с которым он в борьбе!
Сквозь беснование разврата добры нравы
Идут из века в век не по Его ль судьбе?
На всех Твоя судьба, о Боже, оправдится;
Без воли Твоея ничто не совершится:
А воля есть Твоя — порядок всех вещей.

И ежели доднесь убийственных мечей
И огнедышаших бойниц не покидаем;
Средь мира даже тысящью смертей,
Распутством, завистью враждой себя снедаем —
В том не иное зрю, как благотворный ветр,
Который бурями стихии очищает,
Застаиваться им мешает.
Он минет — и земля из освеженных недр
Нам жизни новые произведет с избытком,
И новый разольет нектар в эфире жидком.

Железо лютыя войны
Разорет недро тишины,
И улучшается народов целых жребий.
Бич Божий — Аттила и грозный Тамерлан
Не на век претворят края цветущи в степи;
Коммод какой-нибудь, неистовый тиран,
На человечество наложит тесны цепи
На малый токмо час. — Оно все узы рвет
И с новой силою к добру свой имет ход.

Как мир физический живет движеньем,
Моральный мир живет к добру влеченьем;
И в Боге обое соединенны суть.
Он Движитель систем планетных,
Малейших и больших — равно нам неприметных,
И он же всем к добру, ко счастью кажет путь;
Вернейшим счастия залогом
Свой истый огнь — любовь вложивый в нашу грудь.
Не по сему ли Ты наименован Богом (*)
Издревле от языков всех,
Которы естества смотрели чудный бег,
Там солнце и луну, там звезды, метеоры,
Здесь многоплодные поля, леса и горы —
Младенческие их недальновидны взоры
В одних явлениях живоподобных тех
Тебя искали,
И поклоненье им со страхом воздавали.
Но мы, питомцы опытных времен,
Превыше ставшие природных феномен,
Которы мыслию берем в свое подданство
Стихии, время и пространство, —
Познали, что сей мир толикого добра
Вместилище, сей мир, толико благолепный,-
Есть преходящая и грубая кора,
Под коею живет духовный мир бессмертный;
А оного душа и центр есть Ты,
Источник истины, источник красоты!
Велик в явлениях физической природы,
Ее же действием и ходом правишь Сам,
Но более велик в явлениях свободы,
Тобой дарованной моральным существам!
Дар драгоценнейший! дабы они равнялись
С Тобой: своим бы лишь рассудком управлялись
В избрании себе путей;
Рабами ль быть, или — царями быть страстей.
В судьбе души своей всевластны,
Почтенны и тогда, когда чрез то несчастны,-
То заблужденный шаг свободы был,
Она ж всегда святее принужденья,
Инстинкт звериный чужд порока, заблужденья,
За то лишен и тех парящих к Богу крил,
Которы суть удел свободных, умных сил.
Как орлии птенцы расправят
Растущи перья мышц своих,
С веселием гнездо оставят,
Где воспиталося слепое детство их,-
Так точно человек, познав себя духовным,
Уже не прилеплен к земле;
Мерзя всем тленным и греховным,
Подымет ангельски криле, —
И в лоно Бога возлетает,
И черплет в полноту души оттоль любовь,
Которую потом на ближних изливает
Посредством дел своих и слов.

Любовию он строит грады,
Триумф и славу общежития,
Ведет людей к законам правды,
Их человечество им чувствовать дая.
Любовью силен он над поздними веками;
И за священные дары ея
Достойно иногда могли прослыть богами
Благотворители, наставники людей.

Таков божественный был древле Моисей, —
Законодатели, святители, пророки,
Которых чистая душа и ум высокий —
Изображения суть Бога самого.
Достойнейшие те возвестники Его!

Венец на сей земле всех божиих творений
Есть человечества неутомимый гений,
Ему же покорен весь свет.
Трудам и розыскам его пределов нет;
Упорнейшие он преграды разрушает,
Себя и мир усовершает…
Зачем? — изящное и доброе любя,
Он в мире и в себе желает зреть Тебя!
О если бы — кого зрит в мире вездесущим,
Того он зрел всегда в душе своей живущим
И шествовал того путем, —
Счастлив бы человек был в мире сем!
Его в объятия свои зовет природа
И наслаждения чистейшие сулит.
Всяк возраст жизненный и всяко время года
Разнообразно веселит.
Забота бледная подчас его тревожит,
Болезнь и бедствие хотят его препнуть, —
Но трудность в нем охоту множит
Ко храму счастья досягнуть.
Любовь к отечеству и должность гражданина,
Любовь семейная, отца, супруга, сына —
Раждают много слез, но сколько ж и отрад!
А с бедным иногда и плакать кто не рад! —
И все те сладости любовь нам доставляет;
Любовь, которая символ Твой составляет
Всесохраняющий Отец!..
Да принесут Тебе все люди дань сердец!
Как утренний туман, исчезнет
Мрак умственный, душевный хлад,
И солнце милости воскреснет,
Чтобы проникнуть в самый ад.
Тогда Твоя любовь землей возобладает.
Всех, всех обрадует златой ее восход.
Ожесточеннейший в лучах ее растает,
Как в теплом солнце вешний лед.

image_printРаспечатать

Понравилось произведение? Поделитесь с друзьями:
FunRead.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector