Сказка Звездный час Розмаринчика

Время чтения: 6 минут(ы)

Истории папы кролика

А начинается наша зимняя сказка так.

Никто из кроликов не помнил такой суровой зимы. С Севера, грозно завывая, примчался ледяной ветер. Ветви деревьев покрылись сверкающим инеем. Пруд, болото и даже водопад покрылись

толстым слоем льда. А потом пошёл снег — мелкий, частый и очень холодный.

Уютно устроившись возле окна, пятеро крольчат смотрели, как на улице метёт вьюга.

— Тётушка Цинния оказалась права, — задумчиво произнесла Пируэтта. — Когда в августе она заметила, что журавли стаями тянутся на юг…

— Это я первый их заметил, — возразил Розмаринчик.

— …она сказала: «Дети, нас наверняка ждёт очень холодная зима!»

— К счастью, осенью мы успели заготовить много разных овощей!

Вместе с папой Онестусом крольчата действительно до отказа заполнили погреб не только морковкой, репой и картошкой, но и душистой зеленью — укропом, чабрецом, петрушкой. Всего вдоволь… Но — увы! — из-за холодов пришлось отказаться от привычного зимнего лакомства — свежей капусты.

Кочаны насквозь промёрзли, и их листья, к великому огорчению маленьких гурманов, стали совершенно несъедобными.

 

Я бы сейчас целых три тарелки капусты съел, — вздохнул Горицветик, листая поваренную книгу тётушки Циннии.

— И я! И я тоже, — поддержали его Сыроежик и Одуванчик.

Пируэтта, самая старшая и самая рассудительная из всех крольчат, строго посмотрела на братьев:

— Чем хныкать, как маленькие, займитесь лучше каким-нибудь полезным делом! Я придумала: давайте украсим дом капустой. Нарисуем картинки с капустой, из бумаги вырежем капустные листья, из пластилина слепим. Будет очень красиво!

— Ура! Отличная мысль!- закричали братья и побежали за ножницами и цветными мелками.

Только Розмаринчик остался на месте; засунув руки в карманы, снисходительно взирал на радостную суету малышей.

— Какая глупость — рисовать капусту! — надменно произнес он, пожимая плечами. — Спорим, сестрица, что я принесу тебе свежий кочан капусты.

— А где ты его возьмёшь, господин Спорщик?

— Это вас не касается! Потом узнаете!

Под изумлёнными взорами братьев и сестры Розмаринчик тепло оделся и, пообещав вернуться до наступления темноты, выскочил па улицу. Он обежал огород из конца в конец, обшарил все укромные уголки, защищенные от ветра, но напрасно: ему не удалось найти ни одного съедобного капустного листочка.

Вдобавок он ужасно замёрз! Спасаясь от ледяного ветра, Розмаринчик забрался в старую заброшенную нору.

«Ну и зачем я хвастался?! — вздыхал он, поёживаясь. — Нет тут никакой капусты, и теперь, выходит, я проспорил!»

Надо сказать, Розмаринчик ужасно не любил проигрывать.

Чтобы согреть закоченевшие лапы, крольчонок решил исследовать туннель, разбегавшиеся в разные стороны от основной пещеры. Первые пять успели обрушиться, зато шестой, сухой и узкий, прекрасно сохранился. Крольчонок осторожно пролез под его своды и отважно пополз вперёд, двигаясь всё быстрее и быстрее. Неожиданно туннель кончился, и Розмаринчик очутился в саду, где чинно прогуливалось многочисленное семейство кроликов.

Да каких кроликов! Большие и жирные, они с трудом переставляли лапы.

Заметив Розмаринчика, взрослые кролики остановились и, поводя носом, уставились на него. Но никто из них не только не спросил, откуда он взялся, но даже не поздоровался с ним. Тогда Розмаринчик, собрав всю свою смелость, поздоровался первым.

— Розмаринчик, к вашим услугам! — смущённо произнес он.

— О нет, мне не холодно, — соврал Розмаринчик, подпрыгивая на месте. — Просто хорошая погодка для танцев, разве нет?

— Ох уж эти мне деревенские кролики!.. — усмехнулся белый кроль. — Всё бы им скакать! И чего им на месте не сидится?

Насмешливый тон большого толстого кролика ужасно обидел нашего крольчонка. «Сейчас я им покажу, как скачут деревенские кролики!» — мгновенно решил Розмаринчик и, перестав подпрыгивать, начал

танцевать.

Твёрдая, обледенелая земля, звенящая от каждого удара лапы, как нельзя лучше подходила для танцев. Розмаринчик то скользил вперёд, то отступал назад, то — фьюить, фьюить — подпрыгивал высоко, делая полный оборот в воздухе. Приседая и выкидывая вперёд то одну лапу, то другую, он вертелся волчком, семенил на цыпочках и наконец стал бить чечётку — тук-стук, тако-так, тук-стук, тако-так! Завершил он танец таким замысловатым прыжком, что даже сам удивился, как это у него здорово получилось.

Зрители пришли в восторг; они изо всех сил хлопали лапами и кричали:

— Браво, Розмаринчик, браво! Давай ещё!

А самые маленькие, взъерошив шёрстку, принялись неуклюже подскакивать на месте…

Неодобрительно взглянув на расшумевшуюся кроличью мелкоту, Корнелиус Ангорский обратился к Розмаринчику:

— Да вы, оказывается, замечательный танцор! Настоящая звезда. Теперь все мои внуки хотят танцевать, как вы. Вон как они звонко топают! Браво, Розмаринчик, и спасибо. А сейчас вам пора домой: скоро совсем стемнеет.

И, взяв у крольчонка шарф, Корнелиус завернул в него несколько свежих капустных листьев, принесённых одним из юных зрителей.

Поклонники поздравляли замечатель ного танцора, хлопали его по плечам и обнимали так крепко, что он с трудом вырвался из их объятий. Прижав к груди подарок, он махнул на прощание лапой белым кроликам и нырнул в туннель. Он гордился своими успехами: ещё бы, он стал настоящей звездой!.. И выиграл спор!

Пируэтта ждала его на пороге дома.

— Наконец-то! Ты опаздываешь!

— Ну и пусть. Зато посмотри, что я принёс!

И Розмаринчик положил перед сестрой горку аппетитных капустных листьев.

— Вот это да! — изумилась Пируэтта. — Где ты их нашёл?

— Всё очень просто! Я исполнил танец перед гигантскими белыми кроликами и получил в награду капусту. Знаешь, таких кроликов я в жизни не видел! Они совершенно белые!.. И живут в замке! Там у них целая семья… Они называли себя Ангорскими кроликами.

— Розмарин! — в страхе воскликнула Пируэтта. — Ты бегал на кроличью ферму! По ведь там ходят люди с большими ружьями!

— Я туда случайно попал. А знаешь, тамошние кролики совсем не умеют танцевать. Ты бы видела, как они мне хлопали!

Пируэтта топнула лапой:

— Тщеславный глупыш! Только и думаешь, как бы покрасоваться! А если бы люди тебя заметили? Они бы взяли большие ружья и застрелили тебя, как застрелили нашу маму!

Пируэтта заплакала, а Розмаринчик опустил голову. Он действительно ни о чём таком не думал. Какой же он глупый! Если о его похождениях узнает папа…

— В чём дело, крольчикосы? Опять ссоримся? — раздался голос папы Онестуса.

Розмаринчик умоляюще посмотрел на сестру.

Пируэтта мигом вытерла слёзы.

— Смотри, папа, Розмаринчик сделал нам сюрприз: принёс свежие капустные листья!

— Где ты их раздобыл, сынок?

— Э-э… я… ну, в общем… — смущённо забормотал Розмаринчик.

— Он встретил кроликов из соседней деревни и исполнил перед ними свой танец, а те в благодарность угостили его капустой, — быстро сказала Пируэтта. — Идём, папа, мы лепили и рисовали капусту и теперь хотим показать тебе, что у нас получилось.

Папа Онестус с недоумением глядел то на Пируэтту, то на Розмаринчика, но оба крольчонка безмятежно улыбались, и ему ничего не оставалось, как отправиться смотреть поделки.

Сыроежик слепил капусту брокколи, Пируэтта разрисовала салфетки капустными листьями, Горицветик нарисовал цветную капусту и раскрасил её яркой оранжевой краской.

Дверь в кухню распахнулась, и вошёл Одуванчик, держа в руках накрытую полотенцем корзину.

За ним шла тётушка Цинния.

— Мы с Одуванчиком тоже не сидели сложа лапы, — заявила она. — И вот плоды наших трудов!

Она откинула полотенце, и все увидели восхитительные слоеные пирожные, похожие на маленькие кочанчики капусты.

В тот вечер кролики устроили настоящий пир! А после ужина все уселись возле огня. Тётушка Цинния и Пируэтта разматывали шерсть. Горицветик, всегда любивший хорошо поесть, спросил:

— Послушай, Розмаринчик, а ты не собираешься снова потанцевать перед соседями?

Розмаринчик колебался, не зная, что ответить: он вспомнил, как ему было приятно, когда ему аплодировали. Он вопросительно посмотрел на Пируэтту, но та даже ухом не повела. А ведь если бы она всё рассказала папе, тот наверняка наказал бы Розмаринчика… И Розмаринчик очень серьёзно произнёс:

— Нет, одного раза вполне достаточно. Мне ещё надо многому научиться.

— Ты совершенно прав, мой дорогой, — поддержал его папа Онестус. Танцевать на таком холоде опасно для здоровья.

Так в один день началась и закончилась звёздная карьера танцора Розмаринчика.

image_pdfПрочитать в PDFimage_printРаспечатать
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector