Я разрубил докучный узел, — И оборвалась наша связь. Я взмахом этим счастье сузил
Вот и звезда золотая Вышла на небо сиять. Звездочка верно не знает, Что ей
Звезды — это грезы ангелов подлунных, А цветы земные — это слезы их. А
Бессонной ночью с шампанским чаши Мы поднимали и пели тосты За жизни счастье, за
Я грусть свою перегрущу — Я утро в комнату впущу, И, белой лилией дыша,
Знаком ли ты с щемящею тоской Унылых дней без проблесков, без ласки. Крылатых грез
Сбываются грезы лазоревые, Сбываются майские сны, И, снова восторг раззадоривая, Дарят упоенье весны. Даль
Казалось бы, что благородство Есть свойство нужное для всех, Что в негодяйстве яд уродства
Как женщина пожившая, но все же Пленительная в устали своей, Из алых листьев клена
Взыскатель полного безлюдья, Обрел я озеро в лесу. В храм смоляного изумрудья Свою любовь
Приколов к блузке звончатый ландыш, Что на грудь аромат свой лиет, Ты со смехом
Жизнь считаешь ли бесполезною, Утомилась ли ты, скиталица, — Не кручинься, моя болезная, Крепни
О, нестерпимо-больные места, Где женщины, утерянные мною, Навек во всем: в дрожании листа, В
Кроткая, ленивая, ласково-покорная, Скромно-миловидная пошлая мещанка Не могла увлечь меня вялая, повторная, В каждом
Она поступила, как Тоска! Что броситься в пропасть ее побудило? Тоска, О чем говорят
Постигнуть сердцем все возможно Непостижимое уму. К. Фофанов Бесшумно шло моторное ландо По «островам»
24-го мая 190… г. Мы десять дней живем уже на даче, Я не скажу,
Распустилась зеленая и золотая, Напоенная солнечным соком листва. Грез весенних вспорхнула лукавая стая, И
Земля любит Солнце за то, Что Солнце горит и смеётся. А Солнце за то
Как царство средь царства, стоит монастырь. Мирские соблазны вдали за оградой. Но как же
(сонет) Трагические сказки! Их лишь три. Во всех мечта и колдовство фантазий, Во всех
Жизни — в полном смысле слова! Жизни дайте — умоляю. Вихря жизни! Жизни снова!
Культурный зверь на двух ногах — Я утверждаю — жаждет крови: Ему в войне
Этой милой девушке с легкою недужинкой В сердце, опрокинутом в первый же полет, Доброглазой
Она приезжала ко мне в голубом тюльбэри, Когда утопленное солнце сменялось луною. Встречал ее
Что такое — девичья душа? Это — тайна. Тайна хороша. Я дышу. Дышу я,
Я здесь, но с удочкой моя рука, Где льет просолнеченная река Коричневатую свою волну
Зелено-дымчатое море. Гребни Молочно-светозарные — во тьме. Душа к Тебе в восторженном молебне. Такая
Если с нею — как храм, природа. Без любимой — она тюрьма. Я за
Татиане Краснопольской На клумбе у меня фиалка Все больше — больше с каждым днем.
Е.Я. Исстражденный, хочу одевить, Замужница, твои черты: Не виденная мною девять Осенних лет, ты
Запад Погас… Роса Поддалась… Тихо В полях… Ива – Голяк… Ветрится Куст… Зебрится Хруст…
О России петь — что стремиться в храм По лесным горам, полевым коврам… О
Кто пьет запоем — так трудно, так трудно Его окончить: запой — это маг.
Заря улыбалась так розово, Все обнадежив, все озаря. Мечты сердечного созыва Не знали, что
Воскрес любви зарей Воскреса! Я, умиленный без мольбы, С зарею жду Господня взвеса Моей
Зарею жизни я светом грезил, Всемирным счастьем и вечным днем! Я был так пылок,
Не убивайте голубей. Мирра Лохвицкая Целуйте искренней уста — Для вас раскрытые бутоны, Чтоб
1 Что в мыслях не таи, Сомненьями терзаемый, Хозяева мои — Предобрые хозяева: Горячим
1 Тайна смерти непонятна Для больших умов; Разгадать, — мы, вероятно, Не имеем слов.
И.Д. Мы встретились в деревьях и крестах, Неразлученные в стремленьях и мечтах, Но не
По небу, точно хлопья ваты, Плывут закатные облака. Они слегка голубоваты И лучезарны они
Я остановила у эскимосской юрты Пегого оленя, — он поглядел умно. А я достала
Где Эмбах, берег свой понурив, Течет лифляндскою землей, Как центр культурный, вырос Юрьев, Такой
Н.М. К-ч Вся в черном, вся — стерлядь, вся — стрелка, С холодным бескровным
«Он лучший изо всех моих Хозэ», — Прощебетала пылкая Ирина, Изящно выпив ломтик мандарина.
За годом год. И с каждым годом Все неотступней, все сильней Влечет к себе
Дорогая ты моя мамочка, Поправься ради меня, Ради твоего сына блудного — Поэта светозарней
Война им кажется забавой, Игрой, затеей шалуна. А в небе бомбою кровавой Летящая творит
Она, с кем четверть странствия земного Так ли, иначе протекла, Она меня оставила без
Задремли, милозвездочка! Отдохни, милоласточка! В сновидении розовом Колыхайся всю ночь. Да бегут тебя горести,
Яблоновые рощи на отлогих зеленых и приветливых склонах Говорят о весеннем белорозовом нежном и
Спит белая вешняя яблоня. Ей любо, как девушке, грезить. Что, в зеркале неба корабль
В вуальной апельсинной шали Идет в вечерние поля. Я выхожу навстречу к Яле, Как
Всегда-то грязный и циничный, Солдатский, пьяный, площадной, С культурным краем пограничный, Ты мрешь над
Деревня, где скучал Евгений, Была прелестный уголок. А. Пушкин Вы помните прелестный уголок —
Л.Н. Бенцелевич Ты представь, снег разгребая на дворе: Дозревают апельсины… в январе! Здесь мимоза
Январь, старик в державном сане, Садится в ветровые сани, — И устремляется олень, Воздушней
Я тебя постараюсь простить, Как прощает свечу мотылек… Пусть отныне тебе я далек, Но
Я запою на лире звонкой Мятежно, бурно — как гроза — Черты улыбки чьей-то
Adblock
detector